Главная - Киокусинкай - Масутацу Ояма

Масутатсу Ояма родился 27 июля 1923 года в одном из сел Южной Кореи. Его отец был человеком сильным и рос­лым. Всех своих детей он с малолетства приучил к ежедневным физическим нагрузкам, тренировке силы, ловкости, быстроты. Ояме, корейцу по происхож­дению, эти качества помогли преуспеть в сословном японском об­ществе.

Дети пошли в отца, добившись не­плохих успехов в дзюдо, боксе, футболе. Будущий великий мастер карате Масутатсу Ояма не отличался могучим тело­сложением, но обладал сильной волей. Учиться ему довелось в Маньчжурии, где жила старшая сестра Масутатсу. Там он познакомился с любителем китайс­ких боевых искусств, который и открыл перед Оямой двери в этот чудесный мир. Судьбоносная встреча определила всю дальнейшую жизнь Масутатсу. В начальную школу он пошел в Сеуле, где увлекся одной из разновидностей ки­тайских воинских искусств.

В 1938 году Масутатсу приезжает в Японию и поступает в авиационную школу в префектуре Яманаши. Чтобы платить за обучение, ему пришлось подрабатывать по утрам продажей молока и газет. В период обучения в авиашколе Ояма знакомится с Ги чином Фунакоши (1869-1957), человеком, который возродил в Японии боевые искусства, в первую очередь карате, став создателем одного из его мощнейших направлений — шотокан. Ояма прилежно осваивает карате в школе Фунакоши, постигает все тонкости это­го искусства, анализирует сильные и слабые стороны, чтобы впоследствии пойти своим путем.

Вскоре Масутатсу переводится в университет Такошу, где наряду с карате занимается дзюдо, боксом, тяжелой атлетикой. Он добивается успехов, становится обладателем вто­рого дана.

В 1945 году Масутатсу решает совершенствовать навыки карате в токийском исследо­вательском институте Сугикама-ку. Однако через полгода институт закрывают, и Ояма поступает на отделение физического образования в университет Васеда. Немалое влия­ние на его мировоззрение оказали писатели Эйджи Ёшикава и Сиро Озаки, признанные знатоки эпохи самураев, описавшие в своих произведениях их обычаи и нравы. Именно творчество этих писателей сформировало представление Оямы о смысле и значении ис­кусства рукопашного боя.

Тщательно подготовившись к воплощению своих идей на татами, Масутатсу Ояма приступает к интенсивным тренировкам. Он был последовательным сторонником инди­видуальных занятий как единственно правильного пути самореализации. Тренировки молодой мастер проводит в одиночестве на горе Миноба неподалеку от Токио. Несколь­ко месяцев напряженной подготовки - и Ояма принимает решение участвовать в первом послевоенном всеяпонском турнире каратистов. Соревнования проходили в начале 1947 года в гимназии Маруяма, расположенной в древней столице Японии Киото. И первый старт показал его силу — Масутатсу уверенно победил всех соперников. Затем последова­ли и другие победы. Однако они не удовлетворили молодого каратиста: Ояма чувствовал, что способен на большее, сражаться с более слабыми ему было неинтересно.

Стремление к самосовершенствованию, к достижению вершин мастерства, к разви­тию экстрасилы снова подвигло Масутатсу на индивидуальные занятия. Он прекращает участвовать в состязаниях и приступает к тренировкам в одиночестве. В префектуре Чиба Ояма находит уединенное место для занятий — горы Мицумина. Он проводит там пол­тора года в неустанных тренировках, развивая силу и выносливость, размышляя о том стиле карате, который хочет создать.

Через много лет Ояма скажет в интервью: «Борьба с конкретным соперником — это лишь оболочка карате. Прежде чем выйти на татами, боец должен закалить свой дух и те­ло, нарастить «мускулы воли». Лучше всего это делать в противоборстве с силами приро­ды - победить свою слабость, неуверенность, отсутствие целеустремленности. Поэтому в юношеские годы я так любил тренироваться в одиночку...»

В горы Ояма брал с собой котелок, чайник, тарелки, мечи и копья, набор книг Эйджи Ёшикавы — биографа Мусаши Миямото, легендарного мастера самурайского меча древ­ности. День отшельника начинался с купания в холодном ручье и выполнения основно­го комплекса физических упражнений. После скромного завтрака из рисовой или фасо­левой каши Ояма читал до полудня, потом начинались тренировки. Удары руками и но­гами Масутатсу отрабатывал на стволах деревьев, обвязанных лозой. Через полтора года все деревья, росшие вокруг хижины каратиста-отшельника, засохли.

Вечера были посвящены медитации. Ояма садился перед кругом, нарисованным на стене хижины, и пристально в него вглядывался. Он освобождал сознание от всего пос­тороннего, сосредотачиваясь на размышлениях о своем предназначении. Временами его так одолевала тоска и одиночество, признавался потом Масутатсу, что он радовался тяв­канью лисиц. Дабы отбить у себя охоту искать общения с людьми и тем самым прерывать тренировки и медитации, Ояма выбрил одну бровь. Видя свое отражение в ручье, он ук­репился во мнении, что такому уроду нечего делать среди людей. Месяца через три бровь отросла, и тогда он сбрил другую, таким образом борясь с соблазном спуститься в бли­жайшую деревню.

Развивая прыгучесть, Ояма придумал «тренажер» - посадил на клочке земли, где вы­ращивал овощи для еды, лен. Растет он быстро. Те триста прыжков с места, что ежеднев­но проделывал Масутатсу над тянущимся вверх «тренажером», требовали все больших усилий. Так он научился с места прыгать на несколько футов в высоту.

Бросал Ояма и вызов камню. Найдя огромный валун, отколовшийся от скалы, он при­тащил его ко входу в свое жилище. Мастер практиковался в ударах, сотнями нанося их по камню. Валун не поддавался, но и Масутатсу не отступал. Теперь уже не круг на стене хи­жины, а кусок скалы стал объектом его медитаций долгими вечерами. И однажды лунной ночью Ояма ощутил, что способен добиться желаемого. Он выпрямился над камнем и нанес сокрушительный удар. Валун разлетелся на несколько частей. Когда Масутатсу ре­шил, что пора спускаться с горы, вокруг его хижины валялось огромное количество рас­колотых каменных глыб.

Широко известны и сражения Масутатсу с быками. В начале 50-х он, совершенствуя боевые навыки, решил избрать в спарринг-партнеры не людей, а животных: объектом его интереса стали быки. История боевых искусств знает подобные случаи. Например, осно­ватель школы годзю-рю, величайший мастер Мияге, хотел помериться силами с тигром. Мияге запретили это широко разрекламированное шоу под нажимом общества охраны жи­вотных, а Ояма реализовал свое желание. Мастер карате поселился в маленькой комнате при скотобойне в префектуре Чиба. Бы­ков там забивали дедовским способом — ударом молота между глаз. Ояма вызвал­ся сделать это голым кулаком! Ведь ему удавалось дробить камни. Работники скотобойни были поражены самим пред­ложением, которое поступило не от ка­кого-нибудь богатыря с необъятными мускулами, а от молодого парня среднего роста. Но его кулак, как вскоре выясни­лось, с успехом заменял кувалду. Биогра­фы Оямы утверждают, что в Чибе он убил 47 быков, «нокаутировав» четырех из них одним ударом.

Слава о могучем каратисте облетела всю страну. Ничего удивительного не бы­ло в том, что именно Ояму пригласили преподавать карате в подразделениях американских войск, расквартирован­ных в различных префектурах Японии. Тренерская деятельность увлекла его, ре­зультаты были налицо. Японского сэнсэя пригласили в Америку.

В 1952 году он отправляется в Чикаго, где проводит серию показательных выс­туплений, а затем в течение года разъезжает по США, участвуя в турнирах воинских искус­ств и демонстрируя свои поразительные способности. Карьера Масутатсу Оямы продолжа­ется не только в США, но и в Мексике, Европе, Юго-Восточной Азии. Пропагандируя собственную версию карате, Ояма зарабатывает средства для открытия своей школы в Япо­нии.

Первая такая школа, доджо, появилась в 1954 году в префектуре Чиба. Через два года ве­ликий мастер открывает доджо при университете Рикке. У него появляются ученики, работа­ющие инструкторами, — К. Мизушима, Е. Ясуда, М. Исибаси, Т. Минамото. Тогда и были заложены основы киокушин карате, тогда и родилась система обучения, включающая тысячу дней постижения азов киокушин и десять тысяч дней освоения его нюансов. Затем следовало проникновение в высшие тайны карате. Отработке и шлифовке этой системы Масутатсу Ояма посвятил всю свою жизнь. Он стремился сделать киокушин карате достоя­нием не только японцев, поэтому неустанно путешествовал с лекциями и показательными выступлениями по разным континентам, охотно давая уроки во многих странах.

Первая зарубежная школа появляется в конце 50-х на Гавайях. Возглавил ее ученик знаменитого мастера, Бобби Лоу. Там же в 1959 году состоялся первый международный тур­нир по киокушин карате, где Ояма выступил и стал главным арбитром соревнований. Со временем турнир превратился в традицию. Открывается доджо в Сан-Франциско, затем в Лос-Анджелесе, где Ояма работал несколько месяцев, проводя занятия три раза в неделю. Благодаря неустанным стараниям своего создателя киокушин карате приобретает мировую популярность.

А в самой Японии у киокушин появились десятки тысяч поклонников, во многих пре­фектурах открылись школы и клубы, где занятия вели ученики Оямы. В 1964 году в То­кио начинает работу штаб-квартира киокушин — Хонбу и частная Международная орга­низация киокушин карате, директором которой становится создатель киокушин. Фили­алы организации появляются во многих странах мира, а в токийском Хонбу два раза в год проводятся семинары, где японские и зарубежные спортсмены проходят тренировочный цикл, а желающие сдают экзамен на получение дана.

Масутатсу Ояма продолжает свою педагогическую деятельность, разъезжая с открыты­ми уроками и показательными выступлениями по Европе, Америке, Азии, где популяризует киокушин и помогает создавать новые клубы и федерации, проводит тур­ниры и аттестации. Широкому распространению киокушин карате способствовали не только путешествия Масутатсу Оямы по разным странам и континентам, но и его актив­ная публицистическая деятельность. Первую книгу об основах киокушин карате Ояма выпускает в 1958 году. Несмотря на непритязательное название «Что такое карате?», она сразу же стала бестселлером и была переведена на многие языки мира. Еще быстрее ра­зошлась написанная в 1965 году книга «Это и есть карате». Ее называют библией киоку­шин. Книга содержит 20 тысяч снимков, иллюстрирующих приемы карате, и упражне­ния для выработки основных качеств каратистов. «Динамика карате», «Карате для юно­шей», «Карате для миллионов» переиздавались во многих странах мира, позволяя зани­мающимся получить информацию из первых рук. К сожалению, такой возможности спортсмены в СССР были лишены. Именно поэтому, пользуясь информационным ваку­умом, отдельные представители этого вида спорта привносили в киокушин карате эле­менты дезинформации, оккультизма, что отрицательно влияло на развитие боевых ис­кусств в СССР. Понимание того, что вольные фантазии и киокушин карате - несовмес­тимые вещи, наступило у таких деятелей только после изгнания их из рядов Междуна­родной организации, созданной Масутатсу Оямой.

С начала 70-х Ояма приступает к подготовке первого чемпионата мира по киокушин карате. Ему теперь есть на кого опираться — во многих странах к тому времени появились бранч-чифы Международной организации, получившие сертификаты из рук Масутатсу Оямы. К первому мировому чемпионату была выпущена книга «Моя жизнь в кара­те». К тому времени, незадолго до проведения чемпионата мира, в Японии состоялся уже шестой всеяпонский турнир по киокушин карате.

Конечно, японские мастера на предстоящем чемпионате мира имели все шансы на по­беду - и они использовали их на сто процентов. Победителем первого чемпионата мира (1-2 ноября 1975 года), где соревновались 128 спортсменов из 36 стран, стал ученик Оямы Кацуаки Сато. Следующие пять мест тоже достались японским каратистам. Американ­цам Ч. Мартину и Ф. Кларку удалось попасть в первую восьмерку. Турнир проходил толь­ко в одной весовой категории - абсолютной. Под сводами зала висел лозунг, бросающий вызов всем участникам чемпионата мира: «Кто в мире номер один?» Этот вопрос будет сопровождать все чемпионаты мира в последующие годы. Каждый раз ответ на него бу­дет получен в бескомпромиссной борьбе.

Международная организация киокушин карате приняла решение проводить чемпио­наты мира раз в четыре года. Второй и третий чемпионаты (1979 и 1984 гг.) выиграл заме­чательный японский каратист Макото Накамура. Самым высоким достижением спор­тсменов из других стран было третье место В. Вильямса (США).

На пятом чемпионате мира в ноябре 1991 года довелось побывать и мне. Грандиозный турнир собрал в Токио 250 атлетов из 105 стран: киокушин покорил весь мир. Потрясаю­щим мастерством блеснул победитель Кенчи Мидори. Он был едва ли не самым миниа­тюрным участником соревнований: рост 165 сантиметров, вес 70 килограммов. Однако боевой дух и изумительное владение всем арсеналом приемов киокушин карате позволи­ли Мидори одолеть таких гигантов, как Чичиноэ (108 кг) и Ямаки (105 кг). В финале Ми­дори взял верх над своим соотечественником А. Масудой.

К этому турниру было выпущено специальное издание книги «Что такое карате?», эк­земпляр которой вручили каждому участнику соревнований.

Это был последний чемпионат мира, в кото­ром Масутатсу Ояма выступал не только в каче­стве организатора, но и принимал участие как спортсмен. Он продемонстрировал совершенно изумительный вариант ката, найденный им в ар­хивах. Царский подарок Оямы тысячам собрав­шихся в зале показал, что киокушин в своем со­вершенстве не имеет границ.

Сосай (так называли Масутатсу Ояму в пос­ледние годы жизни) добился всего, к чему стре­мился десятки лет. Киокушин карате приобрело небывалую популярность в мире. В Японии была создана образцовая школа киокушин — в Стране восходящего солнца насчитывается более миллиона ее последователей. На книгах и учебниках создателя стиля киокушин карате выросло не одно поколение каратистов. Но покой не для Масутатсу Оямы.

Он все время спешил, разъезжал по миру, пропагандируя киокушин. Индия и Польша, Иран и Сингапур — вот маршруты его пути. Он возлагает на могилу Аятоллы Хомейни в Тегеране букет цветов в виде канку, встречается с премьер-министром Польши и получает главную награду страны — орден «За заслуги». Масутатсу Ояма в свои уже немолодые годы пишет книги о карате, участвует в производстве кино- и телефильмов, рассказывающих о том, как преуспеть на татами. Организует турниры и проводит классификационные состязания, выезжает в летние и зимние лагеря каратистов, чтобы вместе со своими учениками, ставшими уже признанными специалистами-тренерами, помочь освоить киокушин новым его приверженцам, приезжающим в Японию со всего мира.

Удивительная, неповторимая судьба. Будучи от природы обладателем обычных физических данных, Масутатсу Ояма самостоятельно развил их до параметров легендарного богатыря. Не получив системного образования, он стал крупнейшим специалистом в своей сфере, автором десятков книг и учебников. В науке боевых искусств, насчитывающих тысячи лет, где, казалось, ничего нового сказать уже нельзя, он проторил собственный путь, по которому увлек миллионы людей.

Популярность киокушин карате в мире в значительной степени основывается на преклонении каратистов перед яркой личностью Масутатсу Оямы. Его невероятная энергия, железная воля, умение вести за собой служат примером для организаторов карате в Японии и далеко за ее пределами. Ну как можно не восхищаться уникальными способностями Оямы? Ведь марафон, состоящий из трехсот непрерывных схваток с меняющимися противниками, прошел именно он. Придуманный им тест - проведение 100 боев, — считающийся одним из самых фантастических достижений человеческой воли, прошли единицы, но к результатам Масутатсу Оямы не смогли приблизиться даже они. А это были лучшие бойцы, абсолютные чемпионы мира. В первую очередь к ним относятся Шокей Мацуи и Франческо Фильо.

Известнейшие люди мира, члены царских семей считали за честь возможность встретиться с Оямой. Не принять у себя, а приехать к самому Масутатсу, попросив его назначить им время! Речь идет о наследном короле Иордании Хусейне, короле Испании Карлосе, знаменитых киноактерах Шоне Коннери и Дольфе Лундгрене.

Масутатсу Ояма известен еще и тем, что он создал свою философию карате, положения которой реализовал на примере собственной жизни. В своих лекциях и книгах Сосай не уставал повторять, что настоящим мастером можно стать, лишь очистив и возвысив свой дух, радикально перестроив сознание, настроившись на жизнь естественную и гармоничную.

В основу философских воззрений Оямы лег опыт его собственных духовных исканий. С юношеских лет Масутатсу находился под сильным влиянием идей конфуцианства, даосизма, дзен-буддизма, почерпнутых главным образом из книг. Заповеди традиционной восточной культуры, религии и морали Ояма стремился соединить с постулатами системы физического совершенствования человека, к разработке которых он приступил, создавая свою модификацию карате. Итогом стала последовательная и стройная философская концепция киокушин карате, ставящая во главу угла духовные и нравственные ценности. Именно они провозглашаются сутью Будо (пути) карате. Владение боевой техникой — лишь видимая глазу верхушка айсберга киокушин.

Для того чтобы преуспеть в жизни, считает Масутатсу Ояма, прежде всего нужно иметь высокую мотивацию, способную помочь преодолеть любые препятствия. Лелейте в себе амбиции, призывает основатель киокушин. Пестуйте в себе целеустремленность, укрепляйте веру в то, что способны решить поставленные задачи. «Чем больше и выше амбиции человека, тем значительнее и выше он сам, — пишет Ояма. — Отсутствие амбиций повлечет за собой одиночество и неуверенность».

В то же время он призывает четко разграничивать амбиции и проявления банального честолюбия и эгоизма: «Поднимаясь из глубины души, амбиции становятся духовными требованиями, которые пронизывают всю жизнь человека и делают его способным на любое самоограничение». Если человек осознанно ступает на стезю карате и принимает внутреннее мотивированное решение достичь вершин, он должен быть готов к упорным тренировкам. Ояма говорит: «Тренируйтесь больше, чем спите. Вы не пожалеете, если будете следовать этому жесткому правилу». Изучение приемов киокушин его создатель сравнивает с восхождением на гору без отдыха, промежуточный успех не может быть поводом для успокоения: «Хороший результат — только миг. После каждого триумфа надо завоевывать новые вершины».

Осваивая нюансы техники карате, человек обязан каждый день укреплять свой дух и дисциплинировать волю. Ояма считает, что для этого лучше всего подходят методы, синтезированные последователями дзен-буддизма. Они призывают к радикальной перестройке сознания, открывающей путь к естественной и гармоничной жизни, к обретению духовной связи со всеми живыми существами, к единению с природой. Прийти к интуитивному озарению можно благодаря глубокому сосредоточению (медитации), которое очищает человека от обыденных и предвзятых представлений и эмоций.

В киокушин карате к медитации принято обращаться в начале и в конце тренировки (в течение примерно двух минут). Перед тренировкой правильная поза и размеренное глубокое дыхание с полным сосредоточением помогают раскрепостить сознание, подготовить его к интенсивной тренировочной работе. Медитация после занятий, как считает Ояма, способствует компенсации больших психических и энергетических затрат каратиста.

Как истинный последователь дзен-буддизма, Масутатсу Ояма постоянно связывает воедино закалку духа и тела. Давая советы, скажем, как осваивать тамеши-вари (разбивание твердых предметов) в своих книгах учитель подчеркивает необходимость глубокого осознания этого процесса, значение духовной концентрации.

Сосай увязывает многие вопросы киокушин с теми или иными заповедями дзен- буддизма. Так, воспитывая в своих учениках целеустремленность, призывая их ради совершенствования каратистского мастерства идти на определенные самоограничения, я всегда привожу примеры из биографии Оямы. Поставив цель стать мастером, он подчинил этому всю свою жизнь: «Человек, выбравший два или три пути, даже если у него и были шансы достичь успеха в любом из них, снижает свои возможности в каждом и теряет к ним интерес. Такие люди становятся многосторонне развитыми, но не достигают глубины. Важно выбрать один путь».

В высказываниях Оямы, в эпизодах его жизни всегда можно найти опору для воспитания у молодого каратиста таких качеств, как смелость, твердость духа, не делая упор на религиозном толковании тех или иных поступков. Призывы великого мастера ко всем ученикам быть предельно вежливыми и уважительно относиться к старшим не следует мотивировать лишь заповедями буддизма. «Истинный последователь боевого искусства не чувствует необходимости в демонстрации своих способностей перед другими и считает запугивание подлым... Я давно следую лозунгу: боевое искусство начинается и заканчивается учтивостью, уважением к людям. И вырабатывается эта учтивость в каратисте с первого его занятия под руководством инструктора, который всегда вежлив с каждым из новичков», — вот как об этом пишет Ояма.

И хотя основатель киокушин разработал целую философию карате, сформулировав десятки постулатов, которыми должен руководствоваться спортсмен, говорить о какой-то специфической этике киокушин нет оснований. Необходимо следовать этическим принципам цивилизованного общества: чтить старших, быть уважительным, сдерживать эмоции, дорожить честью и достоинством, защищать слабого.

26 апреля 1994 года великого Мастера и Человека с большой буквы не стало. Закончился жизненный путь Масутатсу Оямы, сумевшего посеять зерна киокушин карате во всем мире.